Главная » ИНВЕСТИЦИИ » Империя «Казахмыса»: В чьих руках медные ресурсы Казахстана; K-News
Опубликовано: 3 мая 2020

Империя «Казахмыса»: В чьих руках медные ресурсы Казахстана; K-News

 

Империя «Казахмыса»: В чьих руках медные ресурсы Казахстана

Империя «Казахмыса»: В чьих руках медные ресурсы Казахстана; K-News

Корпорация «Казахмыс» представляет собой одновременно уникальную и в то же время типичную для Казахстана историю. Точнее сказать, это и есть история Республики Казахстан, сконцентрированная в одной корпорации. Суть ее состоит в том, что наследие советской индустрии было приватизировано в интересах политической верхушки страны, а управление доверено группе номинальных владельцев. Об говорится в статье klepto.asia:

Главной целью приватизации были создание механизма, способного генерировать сырьевую ренту для узкого круга доверенных лиц. Именно этим объясняется превращение сети юридически независимых промышленных комбинатов в единую корпоративную структуру, представляющую собой настоящую монополию по типу начала ХХ века. Размещение акций этой монополии на Лондонской бирже стало для казахстанской элиты механизмом легализации созданной в Казахстане структуры и извлекаемой с ее помощью сырьевой ренты.

Инвестиционные планы корпорации реализовывались исключительно за счет привлечения средств западных инвесторов, покупающих акции компании. В итоге это привело к разделению корпорации на две части — рентную, существующую за счет эксплуатации старых активов и доступного сырья, и инвестиционную, будущее которой связано с реализацией планов по запуску гигантского месторождения меди на российском Дальнего Востоке для поставок сырья на рынок Китайской Народной Республики.

Частная монополия со многими неизвестными

Еще недавно корпорация «Казахмыс» фактически была настоящей монополией, подмявшей под себя всю добычу и производство меди в стране. В отчете за 2011 год она даже была названа единственной в мире медной вертикальной интегрированной корпорацией. На тот момент в состав медной империи входили 18 шахт, сеть ГОКов, медеплавильные заводы и четыре электростанции, работающие на угле. На долю последних приходилось 20% всей национальной генерации электроэнергии. Три станции обслуживали интересы самой корпорации, а четвертая (Экибастузская ГРЭС-1), где корпорации принадлежала половина пакета акций, работала как на внутренних промышленных потребителей, так и на экспорт (10% генерации уходило в Россию).

Вся эта система была создана на базе комплекса предприятий по добыче медной руды и производству меди, расположенных в Карагандинской области. В советское время этот комплекс обслуживал нужды ВПК, а сейчас его главным клиентом, как мы выяснили, является китайская экономика.

Первые горные работы в Казахстане начались еще в 1913 году. Они проводились на Жезказганском медном месторождении компанией «Спасское акционерное общество», которую возглавлял англичанин Лесли Уркарт. Но реальное промышленное освоение региона началось в годы первых пятилеток и достигло пика к концу 30-х годов, когда был запущен «Большой Джезказган» — карьеры, шахты и Джезказганский медный комбинат.

В 1950-е годы этот комплекс предприятий был объединен в Джезказганский горно-металлургический комбинат, на мощностях которого в тот момент производилось более 90% всей меди в СССР. В 1987 году комбинат был преобразован в НПО «Джезказганцветмет», а в 1992 году — в АО «Жезказганцветмет», которое впоследствии и стало корпорацией «Казахмыс».

Преобразование в АО запустило процесс приватизации советской монополии, ставшей достоянием независимого Казахстана.

Но приватизация была скрытой и проводилась через передачу комплекса в управление Samsung C&T Deutschland GmbH — подразделению корейского концерна. Было это в 1995 году. Через год компания Samsung выкупила у государства 40% акций компании, но затем продала их. Последовала еще целая череда странных транзакций с акциями, в которых принял активное участие тогдашний руководитель корпорации Ли Гон Хи. В 2008 году правоохранительные органы Южной Кореи обвинили его в неуплате налогов. По их данным, глава концерна выкупал акции у своего концерна по заниженной цене. Это вело к обогащению руководителя за счет нанесения убытков Samsung. По итогам расследования Ли Гон Хи был осужден, получив условный срок за уклонение от налогов. Причины манипуляций, которые проводил владелец концерна, так и не были раскрыты.

В октябре 2005 года часть акций компании была продана на Лондонской фондовой бирже широкому кругу инвесторов. Особую роль среди них играли Владимир Ким и Олег Новачук.

Владимир Сергеевич Ким начал свою карьеру в медном бизнесе в 1995 году, заняв пост Управляющего директора и Главного исполнительного директора АО «Жезказганцветмет». Это назначение случилось в тот момент, когда компания была передана в управление подразделению корейского концерна Samsung. В декабре 2000 года Ким был избран уже Председателем Совета Директоров компании, оказавшись владельцем крупнейшего пакета (25,7%) акций корпорации (он контролировал это пакет через корпорацию Cuprum Holding Limited).

Олег Новачук до 2005 года владел 12% корпорации «Казахмыс» (через Harper Finance LTD), но после размещения на Лондонской бирже размер его пакета уменьшился до 5,6% акций (на 2011 год).

Стоит отметить, что в 2005 году при размещении акций на Лондонской бирже вопросов к компании не было. Однако в 2010 году они появились. В Лондоне задумались, кто все-таки контролирует евразийскую медную монополию. В расследовании, проведенном британской НПО «Глобал витнесс», говорилось о тесных связях акционеров «Казахмыса» с первым президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым.

Интересно, что время публикации расследования «Глобал витнесс» совпало с принятием «Казахмысом» новой инвестиционной программы, которую собирался финансировать Банк развития Китая.

Китайский план

Случайным это было или нет, сказать сложно, но упомянутая выше инвестиционная программа радикально меняла положение дел в самой корпорации. Вместо добычи руды из хорошо разведанных месторождений с последующим производством качественной меди, которая поставлялась на мировой рынок, компания приступила к разработке карьеров и продажи концентрата в Китай. Это был совершенно другой по масштабами маржинальности бизнес, который собирался финансировать Банк развития Китая.

Банк развития Китая выделял более 4 миллиардов долларов на разработку двух крупных месторождений меди — Актогай и Бозшаколь. Деньги проходили через кассу казахстанского госхолдинга ФНБ «Самрук-Казына», что придало этому кредиту межгосударственный характер. Добытая с новых месторождений руда в обогащенном виде должна была отправляться на китайские медеплавильные заводы. Таким образом, эта программа вела к ускоренному развитию сырьевой базы для китайской индустрии.

В среднем за пятилетку — с 2008 года по 2012 год — продажи в Китай обеспечивали уже около 45% всех доходов Kazakhmys Mining — металлургического подразделения «Казахмыса» того времени ( в него не входил энергетический дивизион концерна). А в 2012 году в Китай было вывезено около 80% всей меди «Казахмыса».

То есть совершенно неважно в этой ситуации, кто был владельцем корпорации, так как ее рыночная модель определялась прежде всего финансовой и товарной логистикой.

Геополитика «Казахмыса»

Всего на территории Казахстан разведано более 90 месторождений меди. Текущие запасы меди составляют около 41 миллиона тонн. Это примерно 5% от мировых запасов. Республика занимает 4-е место в мире по запасам меди после Чили, Индонезии и США. И тем не менее этого слишком мало для обеспечения нужд Китая. По крайне мере так считает руководство Казахстана.

В 2012 году министр индустрии и новых технологий Асет Исекешев сделал громкое заявление о том, что «разведанных запасов меди и полиметаллов в Казахстане осталось на 10-15 лет». Он объяснил это тем, что геологоразведка проводится в недостаточном объеме, в то время как месторождения, открытые геологами еще при СССР, разрабатываются очень интенсивно. В результате по данным, приведенным Исекешевым, с 2000 года запасы меди в стране уменьшились на 2,4 миллиона тонн (5,8%).

Это было серьезное заявление, учитывая факт близкого расположения Исекешева по отношению к первому президенту страны. И особенно многозначительным оно оказалось для «Казахмыса» — главного производителя меди в стране. Дело в том, что за год до этого, летом 2011 года, генеральный управляющий директор корпорации Олег Новачук обещал казахстанским журналистам, что запасов меди на месторождениях компании хватит «более чем на 30 лет». Правда, ему пришлось признать, что медесодержащие руды становятся все беднее, и если «10 лет назад содержание руды 0,5 % вообще проектом не считалось, это были просто отходы», то сегодня «содержание руды 0,51 % считается успешным проектом».

 

Именно на такую добычу бедных руд были ориентированы новые проекты «Казахмыса», которые готов был финансировать Банк развития Китая. Туда же начали подтягиваться китайские подрядчики, которые вытесняли прежние фирмы из числа турецких концернов.

Но самое главное, в новых районах добычи не было никаких медеплавильных заводов, и строительство их не планировалось. ГОКи должны были отгружать продукцию прямо в Китай, который географически ближе к новым месторождениям, чем старые центры медной металлургии.

Реструктуризация. ТОО «Корпорация Казахмыс»

В 2014 году новая географическая реальность была закреплена новым юридическим статусом. Бизнес «Казахмыса» был радикально реструктурирован. Так называемые «зрелые» проекты, расположенные в традиционных центрах медной промышленности в центральной части Казахстана, были переданы в состав ТОО «Корпорация Казахмыс», владельцами которой являются Владимир Ким и и Эдуард Огай.

Решение об этой передаче было одобрено 15 августа 2014 года. С тех пор информация о развитии компании ушла из публичной сферы. Но нынешней весной стало известно о радикальных переменах в системе ее управления. 14 апреля 2020 года председатель Правления ТОО «Корпорация Казахмыс» Эдуард Огай назначил своим первым заместителем Андрея Гайдина, за которым, как считается, стоят российские интересы.

Оказавшись без поддержки сторонних акционеров, компания, вполне вероятно, может стать легкой добычей российских корпораций, активно развивающих медный бизнес в соседних с Казахстаном областях.

Империя «Казахмыса»: В чьих руках медные ресурсы Казахстана; K-News

Все перспективные проекты, ориентированные на добычу сырья, остались в составе «старого Казахмыса», зарегистрированного в Лондоне и переименованного в KAZ Minerals PLC. Акции именно этой корпорации сейчас торгуются на Лондонской фондовой бирже.

Впрочем, очевидно уже в 2021 году компания утратит статус публичной корпорации. Частная инвестиционная компания Nova Resources B.V., зарегистрированная в Голландии, предложила акционерам выкупить у них акции с 12%-й премией к цене закрытия на 27 октября 2020-го года. Стоимость всей компании оценивается в 3 миллиарда британских фунтов стерлингов. Выкуп будет финансировать российский банк ВТБ, но сама компания Nova Resources B.V. заявляется как подконтрольная Владимиру Киму и Олегу Новачуку, которым принадлежат сейчас почти 40% акций KAZ Minerals (Киму — около 31,6%, Новачуку — около 7,8%).

Для приобретения компании необходимо получить одобрение большинства голосующих акционеров, владеющих 75% акций, за исключением тех акций, которые находятся в собственности или под контролем Владимира Кима и Олега Новачука.

По мнению Новачука, долгосрочные интересы KAZ Minerals будут лучше всего соблюдены в качестве частной компании. Вероятнее всего, это объясняется более выгодными условиями привлечения заемного финансирования по сравнению с эмиссией акций в интересах внешних инвесторов.

Империя «Казахмыса»: В чьих руках медные ресурсы Казахстана; K-News

Основу бизнеса KAZ Minerals составляют два крупных проекта, которые именуются проектами роста. Это месторождения Бозшаколь и Актогай, разработку которых правительство Казахстана считает крупнейшей индустриальной стройкой страны за последние 50 лет.

Месторождения представляют собой карьеры, из которых открытым способом извлекается руда. Огромное количество самой руды и низкие издержки по добыче компенсируют низкое содержание меди в горной породе.

Запасы Бозшаколя оцениваются в 992 млн тонн. Содержание меди в руде составляет здесь в среднем около 0,36%. По расчетам, месторождение позволит добывать ежегодно около 100 тыся тонн меди на протяжении десяти лет.

Запасы Актогая составляют 1604 млн тонн минеральных ресурсов с еще меньшим содержанием меди — 0,33%. Объемы добычи сейчас составляют около 146 тысяч тонн меди в год. Но уже в 2021 году предполагается удвоить этот показатель. Предполагаемый срок эксплуатации месторождения – около 25 лет (включая проект расширения).

Большая часть добытой руды с двух этих месторождений, как и предполагалось, отправляется в Китай в виде концентрата, производимого на ГОКах. И только небольшая часть попадет на Балхашский медеплавильный завод, где на условиях толлинга переплавляется в катодную медь. По данным финансового отчета, в 2019 году на плавку было отправлено 13,6 тысяч тонн медного концентрата с Бозшаколя и 43,7 тысяч тонн — с Актогая. В этом же отчете такие поставки объясняются наличием доступных медеплавильных мощностей и привлекательными условиями.

В состав KAZ Minerals входит также проект Бозымчак — месторождение открытого типа, расположенное на юго-западе Кыргызстана. По своим масштабам он серьезно уступает Бозшаголю и Актогаю (в 2019 году на месторождении были добыты 1 081 тыс. тонн руды из которой было произведено 7.3 тыс. тонн меди). Но зато содержание меди в руде здесь составляет 0,82%, что существенно выше, чем на крупных проектах.

Кроме открытых карьеров KAZ Minerals добывает руду из трех подземных рудников, расположенных в Восточном Казахстане. На этих месторождениях содержание меди в руде превышает 2%. В 2019 году из шахт было поднято около 3,0 млн тонн руды и произведена 51 тысяча тонн меди.

Но настоящие перспективы для бизнеса KAZ Minerals связаны с еще не начавшимся проектом Баимская, который будет реализовываться в России на Чукотском полуострове. Здесь расположено месторождение Песчанка — одно из крупнейших в мире неосвоенных месторождений меди. Здесь может быть добыто 9,5 млн тонн меди при среднем содержании 0,43% этого металла в руде. В январе 2019 года KAZ Minerals заплатила за право разработки Баимской 900 миллионов долларов США.

На месторождении будут обустроены три карьера и построен ГОК. Это будет проект века для Чукотки. Здесь же будет обустроена вся инфраструктура — вахтовый поселок для горняков, аэродром и другие вспомогательные объекты. Общая сумма инвестиций оценивается в 7 миллиардов долларов США.

Баимский ГОК будет производить 1,5 млн тонн медного концентрата. Заводов по выпуску проката из меди и ее сплавов на Дальнем Востоке России нет. Главным потребителем сырья меди станет все тот же Китай. Таким образом, складывается весьма интересная картина: казахстанская корпорация будет критически зависеть от доступа к российским активам на Чукотке и доступу на китайский рынок. Без каких-либо альтернатив.

https://knews.kg/2021/03/14/imperiya-kazahmysa-v-chih-rukah-mednye-resursy-kazahstana/

 

Оставить комментарий

X-закрыть
Яндекс.Метрика