Главная » НЕДВИЖИМОСТЬ » Кризис 2020 на рынке жилья – что общего и в чем отличия от 2008 и 2014? от
Опубликовано: 20 мая 2020

Кризис 2020 на рынке жилья – что общего и в чем отличия от 2008 и 2014? от

Кризис 2020 на рынке жилья – что общего и в чем отличия от 2008 и 2014?

В 2020 году Россию поразил уже третий по счету экономический кризис после непродолжительного экономического роста 2000-х. В некоторых аспектах он похож на два предыдущих, а в других — сильно отличается. Следовательно, на рынке жилой недвижимости повторятся посткризисные тенденции прошлых лет, но возникнут и новые явления. О них рассказывают эксперты «Метриум».

Кризисы в российской экономике всегда отражаются на жилищном строительстве, рынке жилой недвижимости и ипотеке. Меняются только механизмы влияния, продолжительность негативных тенденций, а также реакция рынка. Определенные экономические причины порождают разные отраслевые следствия. В 2008, 2014 и 2020 гг. они были схожи, но во многом и различались.

Что общего в экономике кризисов: нефтяные обвалы и девальвация

Все три недавних кризиса в России — следствие структурной слабости сырьевой экономики и низкой ёмкости внутреннего рынка, хотя предпосылки у нестабильности всегда были разными (в 2008 году — мировой финансовый кризис, в 2014 году — санкции, в 2020 году — неудачные переговоры в ОПЕК и пандемия коронавируса). Экономический климат зависит от объема валютной выручки. Как только экспорт ресурсов падает, происходит девальвация рубля. Несмотря на спекулятивный характер таких обвалов, монетарные власти в России традиционно не стремятся поддерживать рубль, либо делают это недостаточно, что приводит к его резкому удешевлению. В стране, зависимой от импорта ключевых товаров, это неизбежно предопределяет рост цен и падение доходов населения. Такова общая модель трёх кризисов.

В 2008 году с июля по декабрь баррель «чёрного золота» подешевел на 69%. В 2014 году снижение цен было медленнее — за шесть месяцев на 42%. В 2020 году обвал был стремительным: нефть подешевела на 63% за три месяца.

Валютные курсы всегда реагировали на это падением, хотя оно и различалась по глубине. В 2008 году с июля по декабрь доллар вырос на 25%, в 2014 году в тот же период курс подскочил на 57%, а в 2020 году (с января по апрель) — на 17%.

После роста курса рубля повышалась инфляция. В 2008 году она ускорилась до 13% (по сравнению с 12% в 2007 году), а в 2014 году до 11% по сравнению с 7% в 2013 году. Сейчас делать выводы пока рано, но в мае инфляция выросла на 3%. Впрочем, отмечают эксперты «Метриум», уровень инфляции всё-таки разный, и об этом немаловажном факторе — в следующей разделе.

Что различного в экономике кризисов: доходы населения и инфляция

Основные различия трех кризисов, важные для рынка жилья, — это динамика доходов населения и уровень инфляции. К 2008 году зарплаты россиян выросли, образовались значительные накопления. Поэтому удар кризиса оказался не столь сильным, а доходы (конечно, вслед за ценами на нефть) быстро восстановились. Снижение реальных располагаемых доходов Росстат фиксировал только в конце 2008 и летом 2009 годов. В целом же в 2008 году этот показатель увеличился на 2,4% в 2009 году — на 3%, а в 2010 — на 6%. В последующие 4 года доходы повышались, правда не такими быстрыми темпами как в 2000-е.

Совсем иной итог был у кризиса 2014 года, после которого цены на нефть уже не восстановились. Уже в первый год реальные располагаемые доходы снизились на 0,7%, и затем это продолжалось непрерывно шесть лет (худшая динамика была в 2016 году — минус 6%). Только в 2019 году (с учетом изменения методологии) статистики отчитались о росте реальных доходов населения на 0,8%.

Сейчас делать выводы о падении доходов пока рано. По данным Росстата, в I квартале они сократились на 0,2%. Однако по прогнозу Центра развития НИУ ВШЭ в 2020 году реальные доходы сократятся в базовом сценарии на 8%, а в негативном — на 12%.

Из-за разной ситуации с доходами в ходе трех кризисов был и разный уровень инфляции. В «тучные» 2000-е гг. инфляция была высокой из-за высокого спроса. В межкризисный период она замедлилась из-за наметившейся стагнации доходов, а после 2014 года — упала до исторически минимальных значений. Впрочем, именно этот фактор ускорил рост ипотеки, которая предопределила отличие ситуации на рынке жилья в период кризиса 2014 и 2020 году от 2008 года.

Чем схожи кризисы на рынке жилья: падение спроса

Покупатели на рынке жилья первыми реагируют на кризис. В 2008 году количество сделок купли-продажи в Москве сократилось на 16% по сравнению с показателями 2007 года.

Обвал произошел и в сегменте строящегося жилья (на тот момент небольшом). Общая площадь реализованных в столице новостроек сократилась на 67%.

Реакция покупателей на кризис 2014 года отразилась в статистике сделок 2015 года. Количество договоров долевого участия (ДДУ) снизилось в старой Москве на 12%. На рынке вторичного жилья в Москве было заключено на 30% меньше договоров купли-продажи.

В 2020 году пока можно судить об активности клиентов только в апреле — в первом «полном» месяце кризиса, когда уже дали о себе знать и девальвация, и пандемия коронавируса. В этом месяце число сделок купли-продажи в Москве уменьшилось на 65%, а число ДДУ — на 49% по сравнению с апрелем 2019 года. По базовому сценарию аналитиков «Метриум», по итогам текущего года спрос может сократиться на 20-30% относительно 2019 года, если не будет новых потрясений и очередной необходимости самоизоляции в течение нескольких месяцев. Динамикой спроса сходства кризисов на рынке жилья в 2008, 2014 и 2020 годах пока исчерпываются. В чем различия?

Как может изменяться спрос на новостройки в Москве в 2020 году (кол-во ДДУ)

Как может изменяться спрос на новостройки в Москве в 2020 году (кол-во ДДУ)

Источник: «Метриум»

Чем различаются кризисы на рынке жилья: предложение, цены, ипотечные ставки

Прежде всего различается реакция на кризис застройщиков и собственников жилья. В 2008 году снижение спроса стало причиной уменьшения объемов строительства. Ввод жилья в столице рухнул в 2008 году на 32%. При этом было заморожено до 40% проектов. Собственники вторичного жилья из-за резкого падения цен на него также начали снимать с продажи свои квартиры.

После кризиса 2014 года предложение, напротив, начало расти. В 2015 году общая площадь продаваемых квартир в московских новостройках увеличилась на 33% по сравнению с 2014 годом. Этот процесс был вызван временными ограничениями на разработку проектной документации для жилищной застройки, которые были сняты незадолго до кризиса, что привело к отложенной реализации предложения. В последующие годы объем предложения устойчиво возрастал несмотря на кризис.

Сейчас предложение новостроек снижается. В I квартале в продаже насчитывались 2,7 млн кв.м. жилья, что на 13% меньше, чем в 2019 году, и соответствует уровню 2015 года. «В Новой Москве, в отличие от „старой“, объем предложения увеличивается в среднем на 3-4% в месяц, — говорит Анна Боим, коммерческий директор ГК „А101“ (девелопер ЖК „Испанские кварталы“, „Скандинавия“, „Белые ночи“, „Москва А101“). — Однако объем предложения „на котловане“, которое в силу стоимости пользуется особым спросом у покупателей, действительно снижается, по итогам первого квартала 2020 года — на 34%. Во многом это стало следствием перехода на проектное финансирование, которое привело к пересмотру экономики выходящих на рынок проектов и стратегии ряда участников рынка. На активность девелоперов также влияла не самая благоприятная рыночная конъюнктура во второй половине 2019 года и, конечно, пандемия коронавируса, которая привела к снижению спроса примерно на 50% относительно результатов прошлого года и приостановке строительных работ в ряде регионов».

Второе различие — это динамика цен. Если в кризисы 2008 и 2014 гг. рынок отреагировал снижением расценок, то сейчас пока это не наблюдается. Правда, отмечают эксперты «Метриум», стоимость квадратного метра начинает снижаться обычно со значительным опозданием после острой фазы кризиса.

Во второй половине 2008 года впервые за пять лет прекратился рост средней стоимости квадратного метра и началась коррекция. В 2009 году средний «квадрат» подешевел на 20%.

В 2014 году рублевые цены росли весь год, а в 2015 году, причем только ко второй половине, показатели цен сократились на 8%.

Сейчас о движении цен говорить пока рано. В апреле застройщики их не пересматривали, а средний «квадрат» в массовых новостройках Москвы подорожал на 1%, в мае остался без изменений, а в целом за пять месяцев (с конца года прошлого года) прибавил 7,4%. Соответственно, чтобы по итогам текущего года цены не выросли относительно предыдущего, из-за кризиса цены должны упасть более чем на 7%. Иными словами, нивелировать ценовую динамику последних лет и месяцев могут только очень мощные факторы снижения.

«Несмотря на ожидаемое падение спроса, сейчас действуют мощные факторы роста цен, — говорит Ксения Юрьева, коммерческий директор Группы „Родина“ (девелопер культурно-образовательного кластера Russian Design District). — Девальвация рубля ведет к повышению себестоимости строительства, увеличению расходов на топливо, коммунальные услуги, стройматериалы и т.п. При этом продолжается переход к целевому финансированию жилищных проектов банками, что также влияет на цены. Одновременно мы наблюдаем сокращение предложения и числа игроков на рынке столичного девелопмента, где больше половины реализованного жилья уже приходится на 10 застройщиков. К тому же ухудшение экономической ситуации в России приведет к новой волне миграции россиян, наиболее квалифицированных, молодых и активных, в Москву, что создаст предпосылки для формирования нового поколения потенциальных покупателей местного жилья. В такой ситуации коррекция цен если и произойдет, то незначительная и непродолжительная».

Наконец, третье принципиальное отличие кризисов в 2008, 2014 и 2020 гг. — это ситуация в ипотечном секторе.

В 2008 году на фоне высокой инфляции Банк России менял ставку рефинансирования 6 раз, повысив её с 10% до 13% годовых. Из-за этого ставки по ипотеке выросли до 15-20% годовых. В 2014-2015 гг. Центробанк также повысил ключевую ставку из-за чего ипотека подорожала до 13-14%.

Особенность текущего кризиса — смягчение кредитно-денежной политики ЦБ. Сокращение ключевой ставки на фоне низкой инфляции до 5,5% создает предпосылки для беспрецедентного снижения стоимости кредита. При этом, как и во время кризиса 2014-2015 гг., власти запустили программу субсидирования ипотечных ставок, чтобы стимулировать спрос в кризис. Сейчас базовые ставки по кредитам на новостройки опустились до уровня 6-6,5% годовых и ожидается, что на ближайшем заседании совета директоров Банка России ключевая ставка будет снижена еще на 1 процентный пункт.

«Для рынка недвижимости беспрецедентно возросло значение ипотеки, — комментирует Игорь Козельцев, генеральный директор УК „Развитие“ (девелопер ЖК „Мир Митино“). — В период сокращения реальных доходов после 2014 года и сейчас, когда по благосостоянию россиян был нанесен очередной удар, снижение ставок по ипотеке благодаря программе субсидирования и смягчению кредитно-денежной политики — это единственный путь сохранения активности на рынке жилья и жилищного строительства вообще. Однако нужно понимать, что рост ипотечного кредитования в стране с долголетним сокращением доходов — это в какой-то степени искусственное стимулирование спроса, и он не может быть основой долгосрочной стратегии развития жилищного сектора. Более того, снижение ставок может оказаться недостаточной мерой в условиях текущего кризиса, более глубокого и системного, чем два предыдущих. Многие потенциальные покупатели опасаются того, что они лишатся работы или дохода, и вопрос стоимости кредита при этом автоматически уходит на второй план».

Три кризиса и рынок недвижимости Москвы: основные тренды

Три кризиса и рынок недвижимости Москвы: основные тренды

Источник: «Метриум»

Как может развиваться кризис 2020 года на рынке жилья

Эксперты «Метриум» полагают, что сценарий дальнейшего развития событий на рынке недвижимости после текущего кризиса будет сильно отличаться от того, что наблюдалось в 2010-2013 гг. или в 2016-2019 гг.

После кризиса 2008 года рынок жилья восстановился довольно быстро вместе с доходами россиян благодаря вновь подорожавшей нефти. Это привело к повышению спроса даже при высоких ставках по ипотеке (на уровне 11-13%) и развитию рынка долевого строительства, переориентации многих на первичное жилье.

Последствия кризиса 2014 гг. были намного более тяжелыми и долгосрочными, так как структура экономики все эти годы продолжала ухудшаться, осложнилась международная обстановка, наметились признаки стагнации в мировой экономике. В этот период нормализовать ситуацию и повысить спрос удалось только благодаря снижению ставок по ипотеке и кратковременному снижению цен, которое затем быстро сменилось их ростом из-за реформы долевого строительства и ослабления рубля в 2016-2018 гг.

Текущий кризис еще более специфичный. С одной стороны, он спровоцирован пандемией коронавируса, из-за которой работа экономики фактически была остановлена на несколько месяцев. С другой стороны, он лишь обостряет системную слабость сырьевой экономики и выявляет отсутствие в ней точек опоры для долгосрочного развития при цене $35-40 за баррель (по бюджетному правилу в ФНБ направляется выручка с нефтяных продаж при цене более $40 за баррель, то есть страна лишается сверхдоходов при меньшей цене).

По оценкам экспертов «Метриум», спрос на жилье в Москве по итогам 2020 года может снизиться на 20-30%. Летом после снятия ограничений произойдет всплеск числа сделок, которые будут заключать клиенты, не успевшие это сделать до самоизоляции. Однако уже осенью восстановительный рост иссякнет, эконмическая ситуация ухудшится (станет ясно, сколько предпринимателей не «пережили» пандемию).

Средние цены при этом либо незначительно снизятся (до 2%), либо, что более вероятно, продолжат рост до 5% по итогам года. Совокупность действующих факторов настолько противоречива, что сейчас однозначно говорить о падении или снижении средних цен невозможно. В частности, нужно учитывать, что девелоперы более ликвидных проектов продолжат повышать цены, тогда как аутсайдеры могут демпинговать. Однако более вероятен рост средних цен. Это будет связано с сохранением в целом высоких показателей спроса (на уровне 2017 года, что превышает число сделок в 2014 году), высокой активностью ипотечных заемщиков в рамках субсидирования ипотеки, продолжающейся реформой долевого строительства, уменьшением предложения и монополизацией девелопмента.

«В контексте прогноза развития кризиса государственные меры поддержи строительной отрасли можно оценить как правильные, но ограниченные, — резюмирует Мария Литинецкая, управляющий партнер компании „Метриум“ (участник партнерской сети CBRE). — Очевидно, что программу субсидирования ипотеки нужно продлить после 1 ноября 2020 года. Помимо этого, нужны и долгосрочные меры. Во-первых, необходимо проводить экономическую политику, направленную на рост доходов населения. Во-вторых, снижать стоимость ипотечного кредитования, не допускать повышения ставок свыше 6%. В-третьих, упростить земельный оборот и предоставление участков под жилищное строительство, одновременно упрощая подключение к коммуникациям. В-четвертых, не перекладывать на застройщиков обязанность строить социальные объекты (это обязанность государства). В-пятых, способствовать внедрению в строительстве новых технологий, снижающих себестоимость. Полагаю, решение этих задач позволит в итоге достичь целей по вводу жилья на уровне 120 млн кв.м в год».

«Почва для новой Великой депрессии»: Когда лопнут пузыри на рынках акций, недвижимости и госдолга

Из-за пандемии США, Япония, Евросоюз и Китай включили «деньгометы». На рынок вылилось 17 триллионов долларов, отсюда - рост биржевых индексов и курсов криптовалюты.

Из-за пандемии США, Япония, Евросоюз и Китай включили «деньгометы». На рынок вылилось 17 триллионов долларов, отсюда — рост биржевых индексов и курсов криптовалюты.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

«В 2021 году нас ждет гигантский и беспрецедентный кризис». Такой прогноз в конце прошлого года давал чуть ли не каждый второй эксперт. Мол, развитые страны накачали свои экономики деньгами, раздули огромные пузыри на всех рынках — и за это неминуемо должна последовать расплата. Прошло почти три месяца. Кризиса пока нет. Что происходит, чего стоит бояться и как лучше к этому подготовиться?

НА БИРЖЕ — СЛАДКО, НА ЗЕМЛЕ — ГОРЬКО

В мире сложилась уникальная ситуация. Из-за пандемии США, Япония, Евросоюз и Китай включили «деньгометы». На рынок вылилось 17 триллионов долларов (если считать в американской валюте). Гигантская сумма, больше половины из которой пошло на биржи. Отсюда — резкий рост стоимости акций, нефти, металлов, недвижимости и даже криптовалют. В общем, всех мало-мальски ценных активов.

На другой части картинки — реальная экономика. Бюджеты большинства стран — в дефиците, госдолг в США достиг небывалого размера в $25 триллионов, повсюду растут инфляция, бедность и безработица. В общем, полный набор неприятностей. Но только не для богачей. Те, наоборот, удвоили и утроили свои состояния. Налицо сразу несколько пузырей, которые вот-вот взорвутся. В частности, это пузырь американского госдолга.

Госдолг США достиг небывалого размера в 25 триллионов долларов.

«КОНТРОЛЬ НАД СИТУАЦИЕЙ ПОТЕРЯН»

Поскольку глобальная экономика зависит от крупнейших стран мира, то для поиска причин кризиса нужно внимательно смотреть на то, что происходит в США. Там пошли на рискованный шаг. Несколько лет назад пара американских экономистов придумали «современную монетарную теорию». Если совсем грубо, ее суть состоит в том, что государство может бесконечно долго печатать новые деньги, держать нулевые ставки по кредитам, увеличивать госдолг, чтобы разгонять экономический рост — и это никак не отразится на инфляции. Мол, главное — держать руку на пульсе. Многие экономисты с такой бесшабашной теорией не согласны.

— Мы видели в истории очень много кризисов, рецессий. Они расчищают пространство, убирают накопившиеся безобразия, и система начинает работать вновь с чистого листа. Сегодня правительство США делает массу бессмысленных и глупых вещей, которые приведут только к ухудшению ситуации в будущем, — заявлял в прошлом году известный американский инвестор Джим Роджерс (экс-партнер Джорджа Сороса).

По его словам, американские бюрократы загнали себя в угол. Они пытаются спасти ситуацию здесь и сейчас, отказываются признавать свои ошибки и совершенно не думают о том, что усугубляют возможные проблемы в будущем.

— Есть определенная черта, и когда финансовый пузырь с задолженностью достигают большого размера, начинается вынужденное сокращение доли заемных средств. Это естественный процесс. Власти своей денежно-кредитной политикой подготовили почву для новой Великой депрессии, — считает Гарри Дент, американский экономист, редактор издания Economy and Markets.

По его словам, теперь каждая «доза» дополнительного стимулирования экономики (вливания денег) должна становиться сильнее предыдущей. Контроль над ситуацией был потерян, поэтому глубокий спад в 2021 году неизбежен. Но для этого должно произойти какое-то событие, которое кардинально поменяет настроения инвесторов. Для начала любого кризиса должен быть толчок. Что это может быть?

Сценарий 1

Инфляция выйдет из-под контроля

Главным побочным последствием политики бесконтрольной раздачи денег может быть разгон инфляции. То есть, Федрезерв США (аналог нашего Центробанка) в какой-то момент может не справиться с управлением и переборщить с печатным станком. Если цены пойдут в отрыв, остановить их будет очень сложно.

— Может случиться все что угодно. Есть большой риск стремительно раскручивающейся инфляции. Она может привести к тому, что мы увидим очень негативный сценарий. Но монетарные власти в США ведут себя крайне осторожно. Их главный принцип сейчас — не навреди. Думаю, от них ждать глупостей не приходится. В отличие от политиков, — говорит Евгений Коган, инвестбанкир, профессор Высшей школы экономики.

Примечательно, что во всех странах инфляцию считают только как цены в магазинах. При этом рост стоимости той же недвижимости никто не учитывает. А она во всех развитых странах за последние пять лет подорожала вдвое из-за нулевых ставок. Скачок цен из-за льготной ипотеки произошел и в России. Только за прошлый год они выросли на 20%.

И это плохой сигнал. К примеру, в Японии пузырь на рынке недвижимости в конце 80-х годов привел к проблемам, которые в Стране восходящего солнца не могут решить до сих пор — спустя 30 лет после кризиса. Если вовремя не остановить процесс резкого роста, падать будет больнее, а подниматься — сложнее.

— Власти США сами себя загоняют в не очень хорошую ситуацию. Если ФРС прозевает всплеск инфляции до 5 — 6%, то им придется повышать ставки, чтобы ее задавить, — говорит Михаил Королюк, макроэкономист, начальник отдела доверительного управления ИФК «Солид».

Но это может привести к падению фондовых рынков, банкротствам и прочим неприятностям. Такое уже было в 2018 году. После этого ФРС снова вернулся к сверхмягкой денежной политике, то есть опустил ставки до нуля. Повторять этот опыт в нынешних условиях никто не хочет. Власти надеются, что все рассосется само собой.

— Америка экспериментирует наживую. Они каждый раз повышают дозу и смотрят, что произойдет. Если ничего не случается, то увеличивают вливания еще сильнее. Как долго это может продолжаться и смогут ли они удержать баланс, сказать сложно. Но это довольно безответственное поведение. Если в Америке начнется полномасштабный кризис, то пострадает вся мировая экономика, — рассказал корреспонденту kp.ru источник в российском финансовом блоке.

Сценарий 2

Банкротство крупных компаний или даже стран

Этот сценарий мы уже видели в реальности. Осенью 2008 года мировой кризис начался после крушения американского инвестбанка Lehman Brothers. Предпосылки для кризиса в тот момент уже были. И пузырь на фондовом рынке, и лавина необеспеченных долгов, выданных американскими банками заемщикам с маленькими доходами и плохой кредитной историей. О них эксперты говорили, начиная с 2006 года. Но все верили в лучшее — мол, как-нибудь обойдется. Не обошлось.

Сейчас ситуация примерно похожая. Десятки миллионов американцев в пандемию потеряли работу. А на них висят гигантские ипотечные долги, долги по кредиткам и студенческим займам. Выплаты от правительства эти обязательства точно не покроют.

— Меня волнуют и долги домохозяйств, и долги корпораций. Рост доходности по гособлигациям США может привести к тому, что, когда компаниям придется рефинансировать свои кредиты, на рынке не будет достаточно денег, чтобы дать им в долг, — говорит Евгений Коган.

Сейчас в той же американской экономике — сотни так называемых «зомби-компаний». Это бизнесы, которые живут только по доброй воле инвесторов. Они не приносят прибыль, работают в плановый убыток, а крупные фонды или частные инвесторы вкладывают в них деньги только потому, что надеются сорвать куш в будущем. Правда, это лишь в теории. На практике, большинство таких компаний получают финансирование лишь в спекулятивных целях. Инвесторы надеются заработать на росте котировок. И это им до поры, до времени удавалось.

— Как только у какой-либо компании образуется «кассовый разрыв», который она не сможет закрыть за счет новых привлечений, это может привести к лавинообразному банкротству большинства «зомби-компаний». Начнется кризис доверия. Инвесторы поймут, что рынок — это не скатерть-самобранка. И на нем можно не только зарабатывать, но и терять, причем не 10 — 20%, а все деньги. Банки перестанут кредитовать убыточные компании, инвестфонды начнут выводить из них деньги. И это запустит необратимый процесс кризиса сначала на фондовом рынке, а потом и в реальном секторе экономики, — пояснил механику развития кризиса источник kp.ru в финансовом блоке правительства.

К слову, Россия в этой ситуации «тихой гаванью» не останется. Этот сценарий будет очень похож на то, что случилось в 2008 году. Возможно, с более серьезными последствиями. А возможно, все и обойдется.

Глубокий спад в 2021 году неизбежен. Но для этого должно произойти какое-то событие, которое кардинально поменяет настроения инвесторов.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Сценарий 3

Авось, пронесет и кризиса не будет

В то же время ряд экономистов считают, что все будет нормально. Мол, кризис успешно задавили деньгами, правительства и центробанки вынесли уроки из предыдущих кризисов и научились купировать проблемы на ранней стадии. И теперь впереди нас ждет очередные 8 — 10 лет безудержного экономического роста.

— Консенсус среди экспертов крайне оптимистичен. Они видят V-образное восстановление в этом году. Пандемия сходит на нет. Все накачано деньгами. Люди ждут бурного экономического роста, — говорит Михаил Королюк.

— У меня есть ощущение, что мир пребывает в финансовом маразме. Потому что люди вкладывают деньги в совершенно непонятные вещи вроде биткоина. Тем не менее кризиса, по крайней мере в этом году, я не вижу. Да, некоторые сегменты могут упасть. Например, могут подешеветь айти- или фармацевтические компании, которые сильно выросли из-за ковида. Но никакого глобального коллапса пока не просматривается, — говорит Андрей Паранич, глава Национальной ассоциации специалистов финансового планирования.

Справедливости ради, излишний оптимизм, когда большинство экспертов видят впереди только хорошее, — тоже плохой знак. В начале 2008 года, когда цена на нефть превысила $100 за баррель, а наш бюджет пух от сверхдоходов, российские экономисты тоже предсказывали нам только светлое будущее. Но их мнение резко поменялось буквально через полгода.

— Случиться может все что угодно. Этим миром руководят люди. А они склонны совершать ошибки и принимать сиюминутные решения. Цепочка событий может привести к самозакручивающемуся сценарию. Этого, к сожалению, тоже нельзя исключать, — предупреждает Евгений Коган.

ВОПРОС РЕБРОМ

Что делать с деньгами в случае кризиса?

Совет довольно простой. По словам Андрея Паранича, сбережения лучше всегда держать в разных активах. То есть, иметь сбалансированный портфель. Пусть это будут рубли, доллары, евро, акции, облигации, недвижимость, золото — на что у вас хватит денег. Все и сразу падать не может. А заранее угадать, что вырастет сильнее, практически невозможно.

Простой пример — во время кризиса дорожает доллар. Это происходит потому, что инвесторы распродают акции и переводят деньги в твердую валюту. За счет этого можно сохранить свой капитал. Но при этом упустить возможности. Некоторые инвесторы перевели все сбережения в американскую валюту еще весной прошлого года и до сих пор в ней сидят, опасаясь того самого финансового апокалипсиса. А он все не приходит.

За это время большинство акций подорожали на 30 — 50%, а некоторые ценные бумаги удвоились и даже утроились в цене. Кто рискнул, тот заработал. Не факт, что подобное эльдорадо ждет нас и в будущем, но финансовые рынки стали настолько непредсказуемы, что ждать можно всего что угодно.

«Вечеринка скоро закончится»: Самый известный инвестор в мире Уоррен Баффет предрек финансовый кризис

Американский мультимиллиардер опубликовал очередное письмо к акционерам своей компании (подробности)

https://www.metrium.ru/news/detail/krizis-2020-na-rynke-zhilya-chto-obshchego-i-v-chem-otlichiya-ot-2008-i-2014/
https://www.kp.ru/daily/27253/4383531/

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика